Нижегородские экспериментаторы из группы Fiords стремительно набирают высоту, и нужно было успеть поболтать с ними, пока они не оторвались от земной атмосферы на реактивной тяге. SOM встретился с ребятами после “НеТрамплина” и расспросил их о музыке, жизни и природе вдохновения.

Fiords: "Вот она, грань между современным искусством и всем остальным…"

– Насколько известно, вместе вы недавно, — раньше вы участвовали других проектах. Что это за группы и как много их было?
Мы как Fiords вместе с 16 января 2016 — тогда была наша первая репетиция. Раньше Руслан играл вместе с Виталиком в древней группе “Парацельс!”, а Александр Мидов сразу в нескольких: в Vinny Darvin, True Mistake, January’s Dress, Jackpot и, конечно же, в Metallica (смеются).

– Лирическое отступление: Саша, у тебя есть голландский брат? Очень напоминаешь солиста Dope D.O.D. Скитса Вишеза.
На самом деле это он и есть (смеются). Не знаю, у мамы не спрашивал.

– Просто подумала, что, может, именно твои голландские корни вдохновили вас назваться как элемент природы Севера. Или это любовь к музыке подсказала, какую наклеечку себе приклеить?
Выбор имени был чисто стратегическим: нужно было название, которое по-русски и по-английски звучало бы приблизительно одинаково. Да и вообще, Fiords — крутое название для того, что мы делаем. В самом этом слове есть глубокий смысл, и его не все понимают: как море прорезает сушу, так и наша музыка врезается в сознание своими звуковыми волнами, мы любим делать стены звука и прорастать в мозги!

– В прошлый раз “НеТрамплин” не обошелся без сложностей, и ваше выступление на нем сорвалось. Что случилось: банальная нехватка времени или Храм Летающего Макаронного Монстра оскорбляет ваши религиозные чувства?
Просто не смогли в тот день адекватно представить программу в акустике, поскольку она была не совсем готова. Не захотелось обламывать слушателей и самим обламываться. К тому же, мы за два часа не успели все уладить.

Fiords: "Вот она, грань между современным искусством и всем остальным…"

– Только что завершилось ваше выступление. Что, помимо этого, вы можете назвать своим личным достижением?
Мы выпустили один EP. А в прошлое воскресенье, например, выиграли всероссийский конкурс “NewTone: Реинкарнация” в Москве. Пожалуй, за год, который мы играем вместе, это одна из самых значимых высот. Участвовало 186 команд со всей России, и из них выбрали сначала пятерку, а уже потом мы отвоевали себе звание золотого триумфатора этого фестиваля.

– Только лишь звание золотого триумфатора или еще какое золото и полцарства в придачу?
Нет, не только это, еще съемку клипа, разработку имиджа и фотосессию в крутой студии с фотографом Ильей Бэнтоном. Он делал портфолио многим крутым командам, Stigmata, к примеру. Да и в целом, продвижением нашим займутся.

– То есть, получается, что вы сейчас практически на взлете? 
Да, можно и так сказать. Уже осенью стартует активная работа. А сейчас записываем альбом, планируем выпустить зимой. А клип будет бонусом от наших московских друзей.

– Не боитесь измениться в худшую сторону, “скатиться” от нахлынувшей славы?
Да, тут такой интересный момент: Москва в этом плане опасная. Метания из огня да в полымя в стиле нашей группы, да и вообще экспериментальный рок — это про изменения. Мы надеемся все же, что только улучшимся, доверяем нашим товарищам. Все будет круто, мы в этом уверены!

Fiords: "Вот она, грань между современным искусством и всем остальным…"

– Вы собираетесь захватывать мир, я так понимаю, судя по амбициям и англоязычным текстам. Скажите честно: вы изначально целились куда шире, чем просто русскоязычная аудитория?
Мы позиционируем себя как стадионную группу, да. Рассчитываем на большой масштаб. Стадион к ЧМ-2018 еще не построили, вот подготавливаемся пока — у нас есть время стать еще круче!

– Если говорить метафорически, то ваша музыка — это уравнение из разных стилей: где-то что-то подглядели и добавили в общий строй. Что для вас служит постоянным источником вдохновения?
В основном, конечно, экспериментал-рок вдохновляет на великие дела… Нам очень нравятся Deftones, например. Есть определенные предпочтения во многих направлениях, начиная с классики по типу Шопена и Рахманинова и заканчивая Oxxxymiron, по которому угарает Санек Елчанинов. Руслан фанатеет от Enter Shikari, а Виталик слушает Korn и El Nino.

– А среди нижегородских музыкальных проектов можете навскидку назвать парочку наиболее интересных с вашей точки зрения?
Давненько слушаем “Южное шоссе”, с ними даже играли в Лысково на концерте против наркотиков. Нравятся 7000$, KLETKA неплохие ребята. Еще делали сплиты с “Тиграми и Леопардами”, а неделю назад к нам на репетицию заходил вокалист группы “Скотч” Юрий Бодров.

– Есть у вас одна замечательная композиция “Dreams”, как понимаю, она, скорее, о прошлом – такая мечтательная меланхолия.
Эта песня написалась за пять минут буквально, парням понравилась, и мы решили сделать электричество. Нам помог Егор Баранов, который играл с “Элизиумом”. Мы всегда за сотрудничество, и притом любим ставить людей в очень неловкие положения, заставляя их делать то, чего они еще никогда не делали. Например, пробовать новый для себя инструмент: Виталик 12 лет играл на басу, а у нас вот уже год лабает на гитаре. Вакансия басиста была занята, и вот такой левел-ап случился для него. А Саша наоборот, 7 лет играл на гитаре, потом на барабанах, а сейчас вот басом занялся. У Руслана же такая ситуация — лет 10-12 осваивал экстрим-вокал, а сейчас просто уже стало неинтересно, — теперь поет. Группа Fiords — это люди, которые исследуют потаенные уголки своих возможностей.

Fiords: "Вот она, грань между современным искусством и всем остальным…"

– Получается вы исследователи, в каком-то роде даже ученые?
Да, и даже в самом прямом смысле: Руслан — кандидат наук в медицине, исследует рты. Денис — серьезный физик.

– Постоянно находясь в окружении людей искусства, наверное, замечали такую тенденцию: обычно все разделяются на два лагеря  тех, кто за концепт вдохновения и тех, кто считает, что такого понятия просто нет, и нужно работать через силу, боль и непонимание. Насколько я успела понять, вы из первых…
На самом деле, мы где-то посередине: Руслан за вдохновение, Виталик больше технарь, за пот и кровь. Так что в этом плане у нас точно все в балансе.

– Ваша музыка насквозь пронизана небанальными ритмическими рисунками и приемами. Кто из вас все это придумывает?
Каждый трек появляется по-разному, это как с детьми: кто-то рождается легко, а кто-то — в муках, и предсказать заранее невозможно. Как правило, либо Руслан, либо Саша Мидов, либо Денис приносят почти готовый проект, и мы вместе начинаем над ним работать. Мы слишком молодые и еще не исписались, чтобы собирать материал долго, с каждого по крохе. В порыве репетиционного духа доводим все до ума, и получаются драйвовые песни.

– Последний ваш сингл “Beyond Perception”, как ясно из названия, повествует о чем-то, что невозможно постичь лишь органами чувств. Это вы там за устройство вселенной задвигаете, так?
Да, “Beyond Perception” — это вне восприятия, мы в текстах и в музыке пытаемся поболее касаться вселенских тем. Сейчас идет обсуждение тематической характеристики нашего первого альбома, и мы решили замахнуться на такие вечные категории, как “звезды”, “любовь” и “бесконечность”. В этом ключе мы и собираемся творить, ведь эти области перерасти почти невозможно.

– Еще немного о последнем сингле: обложкой к нему послужил абстрактный арт, исполненный ярких красок и энергии. Где эта грань между современным искусством и всем остальным?
Это дочь Руслана рисовала, ей тогда полтора года было — вот она, эта грань. Мы отталкивались от темы настоящего вдохновения без всяких примесей, а дети — чистый лист без наполнения. А обычно визуальной частью занимается супруга Руслана, обложку к “Pulsar” рисовала именно она.

Fiords: "Вот она, грань между современным искусством и всем остальным…"Fiords: "Вот она, грань между современным искусством и всем остальным…"

– Что нас ожидает в будущем, помимо вашей головокружительной раскрутки?
Совсем скоро отыграем акустический сет в Москве на музыкальной выставке в Сокольниках, будем там представлять Россию от “NewTone: Реинкарнация”. А 17 сентября на экологическом фесте “Арт-Парк” В Александровском саду. Пока все, вроде бы.

Фото: Николай Шайхутдинов, Артём Нестеров

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here