В первую секунду прослушивания песен нижегородской группы «Магнитола» вам может показаться, что вы где-то это уже слышали: у Blossoms, Деклана МакКенны или Foals… Но со второй секунды становится ясно: нет, ну точно – не слышали нигде. «Магнитола» предельно самобытна и быстро подкупает аутентичным инди-звучанием – такого нижегородская рок-сцена еще не видела. Можно с уверенностью сказать, что их первый (и пока что единственный) ЕР «Перспектива» способен отвоевать значительные позиции в вашем плейлисте. SOM поболтал с «Магнитолой» об андеграунде, своей и чужой музыке, внимании слушателей и фестивале «Нашвилл».

«Магнитола»: молодые музыканты с недетскими амбициями

О начале пути и нынешнем составе 

Андрей: Изначально в свой коллектив меня пригласил барабанщик Максим Постнов. Никиту в качестве гитариста привел он же – увидел его на фестивале «Студенческая весна». Мы оба учились в ННГУ: я на юрфаке, а Никита на факультете международных отношений, да еще и, как выяснилось, любили похожую музыку. Наконец, после ухода Максима, отца-основателя, барабанщиком «Магнитолы» стал Антон, владелец точки, на которой мы репетировали. Бас-гитариста Артема нашли через знакомых…В общей сложности года два-три мы провели в поисках.

О написании песен и старом/новом материале 

Никита: До того, как мы познакомились с Андреем, я просто сидел дома и писал музыку в стол. Текстами, по правде сказать, никогда не занимался, поэтому большой удачей была встреча с человеком, который как раз писал стихи…
Андрей: Кстати, я стихов никогда до «Магнитолы» не писал, просто пришлось научиться в процессе – больше некому было этим заниматься. А сейчас уже даже в привычку успело войти. Раньше я и музыку писал, но как только услышал наработки Никиты, понял, что не стоит пытаться насильно что-то из себя выдавить, если у человека это получается намного естественнее и лучше.
Никита: Хочется верить, что весь этот музыкальный коктейль звучит, потому что мы действительно скрупулезно и внимательно работаем над материалом. В самом начале мы с Андреем целый год просто сидели и этот самый материал писали. Происходило это жутко медленно, почти все, что у нас есть, записанные демо и ЕР «Перспектива» – это старые песни, еще с тех времен. Поэтому дадим всем один совет: пишите песни быстро и бодро, не нужно брать с нас пример в этом вопросе.

О неповторимом жанре 

Андрей: Почему наш жанр обозначен как «крис-рок»? Все просто, на самом деле. Крис Рок отлично в «Догме» сыграл.

«Магнитола»: молодые музыканты с недетскими амбициями

О текстах и любимых песнях 

Андрей: Обычно все получается так: есть какая-то строчка, которая начинает вертеться у тебя в голове. Если она звучит красиво, начинаешь обдумывать, что писать вокруг нее. Потом еще одна строчка, и понеслась. Я никогда не пишу тексты «с ходу» – не получается, честно говоря. Из всех написанных мой любимый, наверное, к песне «Надежда».
Артем: А мне кажется, вообще нельзя разделять тексты и музыку, потому что Андрей не стихи читает – мы играем песню в целом, и у нас есть определенная аранжировка. Мой любимый момент во всем нашем творчестве – это, наверное, трек «Контроль»)­ – там максимально крутые музыкальные партия и текст.

О выступлениях в Black Ho и деньгах

Андрей: Мы долго репетировали и подготовили концертную программу из 10 треков, но что делать дальше – понятия не имели. Стали людям писать на предмет совместного выступления – так мы попали в Black Ho. Нас пригласила выступить на разогреве нижегородская группа «Тигры и Леопарды», они тогда как раз выпустили новый альбом. Первое выступление прошло отлично, и мы уже были уверены в успехе, что так оно и будет в дальнейшем…Только вот на второе пришло всего четыре человека. Как ни странно, сольников в Black Ho у не было ни разу, пока что приглашают только на фестивали и в качестве группы для разогрева. Что касается удобства «Черной Дыры» как площадки, там очень тесная сцена, и я регулярно бью гитарой по тарелкам, а Никита бьет Артема – какая-то драка музыкальными инструментами получается.
Артем: BlackHo навесили на себя лейбл «мы андеграунд», и никто не хочет, к сожалению, ничего менять. Например, на выступлениях периодически выключается басовая голова и на сцене полностью пропадает бас. В зале звук остается, а я уже ничего не слышу, приходится доигрывать «на ощупь». И это жутко неудобно, потому что, во-первых, теряется собственное ощущение музыки, а во-вторых, доигрываем криво.
Никита: Несмотря на позиционирование «мы андеграунд», там, как и везде, вопрос в деньгах. У нас тоже вопрос в деньгах, но даже не из разряда заработать (мы уже получили целый доллар на ITunes!) – нам нужно сделать кучу вещей!

«Магнитола»: молодые музыканты с недетскими амбициями

О слушателях и сравнениях 

Андрей: Приятно, что после выступлений подходят люди и говорят что-то хорошее. На одном из выступлений у меня даже попросили автограф! 
Никита: После одного концерта подошли какие-то чуваки и сказали: «Ребят, у вас такая *странная* музыка, но классная». 
Андрей: И это было самым запоминающимся комплиментом, наверное, хотя играли мы в тот вечер без особых экспериментов. Нас сравнивали то с At the Drive-In, то с Joy Division – люди же любят сравнения. Хотя, кстати, нам нравится думать, что мы экспериментальная группа.

О похвале мечты

Никита: Похвала мечты – это, определенно, фраза «Я купил ваш альбом».
Артем: Для меня похвала мечты – если бы на наш сольный концерт пришло человек сто.
Никита: Хотя нет, похвала – это если бы Женя Горбунов, лидер группы NRKTK, сказал: «Ребята, вы крутые, я хочу с вами сыграть».
Андрей: Не знаю, мне бы хотелось, чтобы людям просто нравилось то, что мы делаем. Чтобы они могли прийти, и просто отдохнуть и развлечься, как следует провести вечер.
Артем: Я мечтаю о том, чтобы не было никаких рамок и клише. Даже в Black Ho большая половина музыкантов причисляет себя к андеграунду в том или ином роде, это «музыка не для всех». А у нас уже давно нет цели играть музыку не для всех. Я не имею в виду попсу вроде группы «Звери», я говорю о качественной музыке в целом, вне зависимости от стиля.

«Магнитола»: молодые музыканты с недетскими амбициями

О фестивале «Нашвилл»

Андрей: В официальной группе фестиваля было написано: «Кто хочет выступить – присылайте заявки, пишите письма». Я и написал – целых четыре штуки. Первое ознакомительное, из серии: «Здравствуйте, мы группа «Магнитола», вот так играем, вот так звучим вживую, вот такие у нас записи». Потом я просто писал что-то вроде: «Хэй, говорить-то будем или как?». На «Нашвилле» мы сыграли всего три или четыре песни и там было очень холодно. Очень холодно играть на гитаре, когда очень холодно – я бы так выразился.
Артем: Вот звук там был отличный. На сцене, по крайней мере. Людям понравилось, но слушатель немножко ленивый был, как мне кажется. Они включили группу для ознакомления, поверхностно послушали, пришли на концерт и восприняли все с абсолютным спокойствием. А чтобы найти треки во «ВКонтакте», скачать их или себе куда-то добавить…Уверен, единицы так поступили. А надо находить группы, которые вам нравятся и слушать их – сейчас очень много интересной новой музыки, на мой взгляд.
Если говорить про «Нашвилл», я собрался туда идти в любом случае, даже купил два билета. На афише были «Сплин», «Мумий Тролль», «Княzz», Animal ДжаZ, Noize MC…Спустя некоторое время пишет Андрей: «Тем, ты, похоже, зря билеты купил». Я подумал, что это очередная несмешная шутка, а оказалось, что мы действительно попали на фест. Опять же, наша история показывает, что если проявлять себя по максимуму, это дает результат.

О выходе из андеграунда

Андрей: Мы абсолютно ориентированы на западные команды, мне кажется.
Артем: При этом какие-то настроения в текстах, понятные именно русскому человеку, конечно, присутствуют. Русская тоска, например. Но это все не означает «писать какие-то абстрактные тексты на тему протеста, про любовь или что-то остросоциальное».
Андрей: Мы хотим, чтобы народ слушал и говорил: «Это песня, а не андеграунд». Ты включаешь, например, наш ЕР, и понимаешь, что оно все звучит как андеграунд, что нормальный человек – он этого слушать никогда не будет. Это понятно с первых нот. Но запись упирается в деньги, а мы записывались в гараже на Деловой, – качество так не делается.
Артем: С другой стороны, я вот не знаю, КАК делаются нормальные записи, и нам еще предстоит это выяснить. Мы хотим выйти из андеграунда, выйти из рамок – об этом речь. Даже если говорить о популярности – ротациях на радио и на большинстве фестивалей – это всегда рамки, всегда жесткий формат.

«Магнитола»: молодые музыканты с недетскими амбициями

О музыкальных ориентирах и русском роке

Никита: В последнее время мне очень понравились Cage the Elephant. Я уже начал разочаровываться в гитарной музыке, и тут они… У Cage the Elephant в 2016 году вышел новый альбом, с которым они взяли «Грэмми» – это круто. Они вроде Rolling Stones: умеют писать песни, в которых прекрасно взаимодействуют текст и музыка. Это не просто «мы написали музыку, давайте вот тут накинем текст», – нет, у них оно звучит так, будто музыка из текста рождается. Если говорить о русских группах, которые я люблю и которые в свое время оказали на меня влияние то это, конечно, NRKTK.
Артем: Для меня NRKTK – это прежде всего подача. Они открытые, смешные, живые – ни капли стандартного русского рока. Во всех отечественных группах присутствует намек на русский рок, даже если взять альтернативную сцену. Например, «Сентябрь» группы Stigmata при измененной аранжировке вполне может сойти за типичный русский рок. Lumen когда-то казались мне интересными и «альтернативными», а сегодня утром я посмотрел их выступление с «Нашествия» – все приглажено, аккуратно, типично даже как-то.
Андрей: NRKTK – группа, которая дала мне понять, что можно слушать не только поп-панк. С них, наверное, многое началось. А если вообще говорить о России…У нас не умеют делать рок-н-ролл, мне кажется. Не встречал ни одной отечественной группы кроме «NRKTK», которая делала бы что-то на уровне рок-н-ролла, в том же русле, что и зарубежные артисты. Рок-н-ролл за рубежом все равно определенным образом развивается – ничего не умерло, все движется в своем направлении, появляются новые группы и течения. На Западе рок-музыка звучит как мейнстрим, приятна уху обычного человека – там среднестатистический чувак по радио слушает Wolf Alice, и ему нравится.
Невозможно себе представить, что ты включаешь радио, а там «Магнитола», и это кому-то нравится. И андеграунд, и русский рок – эксперименты. А не-экспериментов у нас нет, и это плохо, потому что мы больше ориентированы на западных исполнителей. Слушаешь Foals, Alt-J или тех же Wolf Alice, и понимаешь, что это вообще ни капли не эксперимент. Это сделано для всех, сделано круто, живо и бодро, стильно-модно-молодежно. Хочется и самим делать что-то подобное.

«Магнитола»: молодые музыканты с недетскими амбициями

Артем: В России, как мне кажется, все банально хотят взять аудиторию тем, что на кого-то не похожи. Команды, которые «выстреливают», («Кровосток», например) – далеко не сразу понятна их гениальность. А то, что не является какой-то чернухой – питерцы «СБПЧ» или группа «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки» – там уже само название говорит о том, что нечто необычное непременно должно присутствует. У них есть супер-изюминка, просто включаешь и классно.
Цель не в том, чтобы тебя послушали миллиарды, а в том, чтобы делать нормальные, «музыкальные» треки. Нам больше интересна именно эта задача.
Никита: Делать классные песни. И самим их слушать. И записать наш первый полноформатный альбом, для начала.

Текст и фото: Екатерина Фирсова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here