У нас есть две новости, которыми мы хотим с тобой поделиться:

1) Альтернативная группа Nevra празднует сегодня свой День Рождения акустическим концертом в “Кинофактуре”
2) По случаю Большого для группы Дня, мы взяли у Nevra большое интервью

Мы узнали:
– Почему в Нижегородской области пропадают люди
– Почему по необъяснимым причинам на фестивалях идет дождь (а также почему он ожидается сегодня)
– Почему в России закрываются фестивали

Как оказалось, Nevra всему виной. Заинтригован?

NEVRA: "Надо знать, кому совать и куда совать свои записи"

– Главное, о чем меня предупредили перед этим интервью – это то, что вы считаете, что вашу музыку никто не понимает.

Александр: Мы сталкивались с этим, и не один раз. Перед нами играет группа, под них все колбасятся, потому что играют четыре риффа подряд, ритм забойный. Потом выходим мы, вступление, все такие “О, ништяк, ништяк!”, а потом – пуф! – хитрое место в ритме. И все…
Ты думаешь, мы видео не смотрим со своих концертов, как себя публика ведет? Я через день их пересматриваю. “О, нормально, нормально, вступление!”…и провалился человек, потому что сменился ритм, все сменилось в песне.
Андрей: Потом он ищет в ВК каждого, и пишет ему: “Я тебя запомнил!”
Александр: Да-да. Люди, кстати, пропадают в Нижегородской области…

– Зачем вы записали полностью акустический альбом ПЕРЕCLEAN?

Евгений: Давно ходили такие мысли у нас, записать акустику. Как показывает практика, даже многие профессиональные тяжелые группы до этого рано или поздно доходят – переделывают свои “грузовые” песни в “легковые”.
Андрей: Идея давно витала в воздухе, но так бы и осталась идеей, если бы не одно “но” – наши друзья, нижегородская группа GREYD, позвали нас в совместный тур. С одним условием: если тур все же состоится, то первый концерт в нем будет акустическим. И вот, буквально за две недели до этого концерта даты окончательно утвердились, и мы начали быстро-быстро шевелиться…

– Так ваша акустическая программа – это переделки или новые композиции?

Евгений: 50/50. Переделки были нашей изначальной задумкой, многие так поступают, те же Foo Fighters, но суть в другом. Просто сделать из “тяжелой” песни “легкую” может любая группа, но сделать из тяжелой песни нечто совершенно иное, но включая акустические вещи – вот это, я думаю, была наша задача.
Для той же песни “Ранами”, в которой рассказывается про газетные статьи. Сейчас мы читаем статьи в интернете, в основном.
 Для многих молодых людей газетные статьи – это вообще что-то неизвестное. Песня старая, она писалась, когда газеты были еще в ходу.
Андрей: 2011 год.

– Одиннадцатый? Откуда одиннадцатый? Сейчас у нас 2018, и вам 6 лет в этом году. 

Андрей: На самом деле, группе Nevra больше, чем шесть лет – семь, наверное. Получилось так, что дебютное выступление отложилось на начало 2012 года. И мы подумали: “Хотя бы будем знать, с какого дня все начиналось”. 

– Некоторые молодые группы сейчас считают, что важнее сначала завести Instagram, а только потом студийные записи или опыт живых выступлений.

Александр: Нормальная маркетинговая позиция. Ребята сразу начинают себя продавать.

– А какова ваша маркетинговая позиция?

Андрей: Как и у России, “авось прокатит”.
Евгений: Заценят? – Хорошо. Не заценят? – Будь, что будет. Но даже при такой позиции мы очень долго думаем над контентом – что выкладывать, что не выкладывать. Александр сделал недавно грандиозную “чистку” нашей группы “ВКонтакте” – удалил старые аудиозаписи, которые мы уже не играем вживую.

– Многие группы (и вообще творческие люди) трепетно хранят свои первые работы, чтобы наблюдать прогресс между тем, с чего начинали, и тем, к чему пришли. Вы, я так понимаю, к ним не относитесь? 

Андрей: Хранить стоит, но не для посторонних ушей.
Евгений: Мы свои первые записи храним, просто не публично. Вдруг когда-нибудь, когда мы станем широко известны и выложим старую запись, все скажут: “Ничего себе! И это группа Nevra, прикинь! Это их первая песня на студии, олдовая”. 

NEVRA: "Надо знать, кому совать и куда совать свои записи"

– Вы уже ездили в тур по Нижегородской области. А на какой-нибудь фестиваль из более крупных, типа “Нашествия”, “Доброфеста” или Oz-Rock пытались пробиться?

Александр: Мы-то все потянем, нас не берут. Я каждый год закидываю на эти фесты заявки, и каждый год отказ.

– Чем-то мотивируют?

Александр: А кто мотивированно отказывает, когда у тебя 5000 заявок?
Андрей: Мне кажется, что организаторы фестивалей тоже собирают те группы, на которые точно придут. И получается опять замкнутый круг. Ты хочешь раскрутиться, попасть на крупный фестиваль, а тебя не берут, потому что не соберешь.
Зато мы были на фестивале “Сафоний” в Смоленской области – он считается крупным. Там выступали “Кирпичи” и Red Elvises. А еще, в байк-фесте “Дым над Водой” в Чкаловске.

– Он до сих пор проводится? По-моему, уже закрылся года два, как.

Андрей: Мы были как раз на одном из последних, в 2015 году.
Александр: Есть такая примета, кстати, что Nevra – закрыватели фестивалей. Окончательные хэдлайнеры.
А есть еще примета: мы когда начинаем играть, всегда дождь идет. Наверное, на каждом фесте. Ну дождь хотя бы стабильно приходит на наши выступления.
Андрей: Только проникнись этим! Даже под крышей когда играем.

– Я оглядываюсь вокруг и вижу вашу студию-тире-репточку. Вокруг ваши плакаты – для вас это явно что-то трогательное, нежное, родное. Почему же вы не относитесь трепетно к тому, чтобы заниматься распространением себя? Не то чтобы совать свои аудиозаписи в каждые дыры…скорее, просто искать слушателей, которые давали какой-то фидбэк?

Андрей: Надо знать, куда совать и как совать свои записи.
Александр: И кому. Даже если не кому, то просто хотя бы знать, как это сделать грамотно. У нас такого понимания пока нет. Общего мнения.
Андрей: Мы периодически собираемся и думаем над этим вопросом, словно маленькая секта. Все равно, к общему знаменателю мы никак не можем прийти. Потому что совать просто так везде – это крах какой-то.

– За пять (семь) лет вы могли прийти к общему знаменателю? Спросить людей, которые это умеют? Выбрать какую-то одну тактику и ее придерживаться?

Андрей: Хорошая мысль. Но нет в нашем городе людей, кто это умеет делать. Среди нижегородских групп, которые сделали себе имя – 7000$, “Элизиум” – еще из того времени. Кто-то из свежих? – Не знаю.

NEVRA: "Надо знать, кому совать и куда совать свои записи"

– Ну, у нас есть относительно молодые и свежие Going Deeper – стартовали в 2012 году. Они продвинулись с помощью коллаборации  с музыкантами из других городов – со смоленской группой Swanky Tunes, например.

Александр: Электронщина – это движимое направление в музыке, она всегда будет в движухе. Всегда.

– Моя коллега недавно брала интервью у Павла Хвалеева, бывшего участника признанного на весь мир электронного проекта Moonbeam, и он заявил, что на электронику в Нижнем Новгороде спроса нет. По его словам, есть спрос только на рэп сейчас, только он собирает “Олимпийские”. Что в итоге, каждый жанр пеняет на другой? 

Александр: Сначала – рэп, потом – электроника. В любом случае, рок будет проигрывать им во всем.

– А электронщики, в свою очередь, считают, что у рока самые верные и постоянные слушатели. Они всегда придут на концерт, даже через 10 лет. А вот электронщики, которых сегодня слушают, спустя очень короткий срок перестают быть актуальными.

Андрей: Короче, разведка у всех работает одинаково херово (смеются).
Александр: Электронщина выигрывает за счет того, что она более межнациональна. Ну не будут тебя в Испании с русскоязычным текстом слушать, хоть ты лопни. Нахер ты никому там не нужен.
Александр: Я, конечно, слушаю множество и не англоговорящих групп.  Вопрос не в этом, а в том, что электронщина…ее можно закинуть на любую платформу, и она там будет работать. Хороший пример для меня – это Cortel, наш, нижегородский проект. Они вполне успешно постятся на всех имеющихся площадках постятся со своей электроникой.

– Можете не  распространяться по миру – у русского рока есть большой потенциал по России. Почему бы на ней не сосредоточить свой маркетинг?

Александр: В каждом городе групп действительно пруд пруди. В начале прошлого года я был на Урале и узнал там про большой музыкальный сейшн “Старый Новый Рок”. На него съезжается огромное количество групп с разных городов. Появилась у меня идея – сесть, доехать в Екатеринбург, выступить там на одной из сцен. Но потом подумал: там по 15 групп на каждой сцене выступает, неужели именно группу из Нижнего Новгорода с получасовым сетом запомнят?
Евгений: Посещаемость на концертах упала конкретно и повсеместно. 6 лет назад на презентации нашего релиза на маленькой репточке А2, размером с большую комнату, народу приходило больше, чем ходит сейчас в Sin City, да и куда угодно. Они не стояли по краю зала, за стульчиками не сидели, за столиками.
Александр: Ну да, у нас люди так поступают: вот, пришли на концерт, все расселись по уголкам, осталось только кокошник надеть. И активность проявляет только бармен, наш главный слушатель. Мы ему передаем привет перед каждыйм нашим выступлением – чтим традиции!

– Но зато потом после таких фестов можно писать: “Мы группа, которая разогревала “Маврина” и 7Б!”

Максим: Да, кстати, одно из достижений прошедшего года (смеется).
Александр: Я вот этого никогда не понимал. Мы на фестивале, где через 20 групп от нас на следующий день играл “Маврин”. И все теперь, “Мы играли с Мавриным на одной сцене!”
Евгений: Мы и на одной сцене с “Психеей” играли. Только с разницей в неделю.

NEVRA: "Надо знать, кому совать и куда совать свои записи"

– Почему спроса на концерты нет? Куда он делся?

Андрей: Мы каждую репу начинаем с этого.
Максим: Есть предположение, что стало много музыкантов, которые не хотят друг на друга ходить.

– Вы вообще понимаете, что подтверждаете идею о том, что на концерты музыкантов в Нижнем Новгороде ходят только другие музыканты? 

Андрей: А ты не знал? Это так.
Евгений: Мы как-то играли с At Any Price. Мы отрывались под них, потом менялись – они отрывались под нас. Просто офигенная движня была.
Александр: В таких вечеринках главное, чтобы не мы первые отрывались, а то можно поломаться.

– Ну у вас же не панк-рок, особо и не подвигаешься.

Александр: Есть идея! Надо нанять человек 15, заплатить им деньги за то, чтобы они колбасились перед сценой. Возможно, это привлечет народ.
Александр: Ты знаешь, мне тогда очень понравилась ситуация. Мы приехали в немаленький город выступать. Слушателей хватает, на местные группы ходят – полные залы собирают. Познакомились с людьми, которые реально пришли нас послушать. Я говорю: “А почему у вас вот так мало?”. “Да вот, билеты платные. Вот были бы бесплатные – полгорода приперлось бы. А так, лучше пива на эту сотку попьют”.  

– Вы тут заявляли, что в Нижнем музыкантов – пруд пруди. Есть какие-нибудь группы вашего стиля или стилистики, которые вы могли бы выделить? Есть кто-нибудь, кто делает либо нечто схожее, либо просто нечто годное, на ваш взгляд?

Александр: Remedy For AllPostscriptGREYD, наверное, тоже.

– У вас тут прямо таки тандем – NEVRA & GREYD. “Make Nizhnij Novgorod GREYD again!”.
Кстати, насчет Great Again: 
в рамках Нижнего Новгорода еще есть шанс что-то новое открыть? Какие есть стили, направления, жанры в Нижнем Новгороде, которые вы считаете нераскрытыми?

Андрей: Нойз отгремел уже по всей стране, а у нас его так и не было. Мы не про Нойза МС, конечно.
Максим: Если иметь в виду всю обширную музыкальную индустрию, то фрик-групп я у нас не видел.
Евгений: Прогрессив-групп тоже нет.
Максим: Из старых – Саша Кельт выступал с альтернативной группой “Глубина”, но они распались сейчас.

NEVRA: "Надо знать, кому совать и куда совать свои записи"

– У вас тут намечается День Рождения…Почему отмечаете пять лет, почему не шесть?

Александр: Я сказал – пять, значит, пять.

– Вы стартанули в 2012, сейчас – 2018…

Александр: Мы планировали в 2017, в 2017 не успели. Перенесли на 2018. Что мы, планы свои менять будем? Пять – значит, пять!
Евгений: Пять лет спустя шесть лет, как-то так.
Андрей: Не отмечали, значит не было. Короче, будет годовщина пятилетию.
Евгений: Мы же ребята с высокими амбициями!

– А что будет на вашем Акустическом Дне Рождения в “Кинофактуре”?

Андрей: Презентуем ПЕРЕCLEAN. Все будет в формате живого разговора, творческого вечера, что хотите – спрашивайте, мы все равно ничего не знаем.
Александр: Хотите – гитару отберите, и играйте на ней. Если отдадим.
Андрей: Можно приходить со своими инструментами. Что-нибудь сВАРГАНим.
Будет полная акустика, у нас электроинструменты в этой программе не участвуют.
Евгений: На самом деле, ждем всех и каждого – будет домашняя приятная обстановка, для своих и не очень.
Александр: На то он и День Рождения.

– А торт будет?

Александр: А если торт будет, придешь?

– Как я могу такое пропустить?..

Беседовал: Александр Егоров
Фото: Кирилл Калякин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here